Федоровское. Историческое исследование прихожанина подворья нашей обители В.И. Иванова. Фотогалерея

   Прихожанин монастырского храма в честь иконы «Всех скорбящих Радость» В.И. Иванов подарил нашей обители историческое исследование об усадьбе «Фёдоровское», где находится подворье монастыря. С искренней благодарностью автору публикуем его исследование. Добавим, что автор написал только об одном сыне владельца имения графа Александра Александровича Эйлера – Александре.  У Александра Александровича были еще старший сын Николай и сыновья Борис, Михаил, Сергей, а также дочери Надежда, Вера и Софья. Фотографии семьи Эйлеров любезно предоставлены внучкой Николая Александровича Эйлера Еленой Владимировной Брунс-Эйлер, которой обитель глубоко признательна. Мама Елены Владимировны, Софья Николаевна Эйлер, родилась в усадьбе [1]. Также сердечно благодарим Елену Баранову-Эйлер за посещение подворья и интересный материал, послуживший для написания статьи "Возвращение в дворянскую обитель" (В. Соловьев, "Волоколамская неделя")

Усадьба Федоровское. Подворье Богородице-Рождественского ставропигиального женского монастыря.

Усадьба Федоровское. Подворье Богородице-Рождественского ставропигиального женского монастыря.

Фёдоровское

В.И. Иванов

/текст приводится с небольшими сокращениями и уточнениями/

   Старинное село Фёдоровское вошло в историю со времён польско-литовского нашествия. Зимой 1612 года гетман великого княжества Литовского Ян-Кароль Ходкевич после неудачного похода на Москву разбил свой лагерь в с. Рогачёво, а когда его рейтары разграбили село и округу, перенёс его в с. Фёдоровское под Волоколамском. Затянувшаяся военная компания против Москвы, вынудила польского короля Сигизмунда III лично возглавить войско и окончательно поставить точку в противостоянии с Москвой.

   Прибыв в ставку Ходкевича с тремя тысячами немецкой пехоты и тысячью двумястами польской конницы, король послал отряд на Москву под командованием Станислава Жолкевского. Но москвичи не сдались и прогнали поляков. Король принял решение взять штурмом Волоколамскую крепостцу. Три ожесточённых приступа не дали результата, потеряв много людей убитыми, от холода и голода, король покинул Фёдоровское и отдал приказ отступать на Смоленск.

    В 20-х годах ХVII века Волоколамская земля начала понемногу оживать после жутких лет Смуты и польско-литовского нашествия. В 1631 году дворцовые земли в районе Белой Колпи и Фёдоровского были проданы Василию Ивановичу Стрешневу, стольнику, родственнику царицы Евдокии Лукьяновны. Затем часть этих земель выкупил князь Степан Никитич Шаховской, после смерти которого они отошли его сыновьям Ивану и Тимофею. Позже владельцем вотчины стал сын Ивана Алексей Иванович Шаховской, будущий советник Юстиц-коллегии. В 1752 году князь скончался, в этом же году ушёл из жизни и его средний сын Иван. Из наследников осталось двое: старший сын Александр и младший Пётр.

    При разделе наследства образовалось два имения: Александр получил Белую Колпь, Пётр – Фёдоровское с общим земельным наделом в 1787 десятин. Усадьба имения расположена на пологом склоне левого берега реки Колпяны, недалеко от слияния её с рекой Ламой.

Река Колпяна или Колпянка. Вдали видна усадьба Федоровское

Река Колпяна или Колпянка. Вдали видна усадьба Федоровское

На 70-e годы усадебная территория составляла 26 десятин. В 1768 году владелец построил на территории усадьбы в стиле русского барокко церковь иконы Божьей Матери «Всех скорбящих Радости», а затем появился жилой комплекс, хозяйственные постройки, парк.  Ревизские сказки на 1773 год сообщают: «Фёдоровское, село князя Шаховского Петра Александровича (следует читать Алексеевича, - В.И.), 25 дворов, крестьян 32 человека мужского пола и 32 - женского. Церковь каменная с приделом Петра и Павла, дом, сад, кирпичный и каменный заводы» [2].

Храм в честь иконы Божией Матери "Всех скорбящих Радость"

Храм в честь иконы Божией Матери "Всех скорбящих Радость"

   После смерти Петра Алексеевича имение по разделу между братьями: полковником Алексеем, бригадиром Василием, прапорщиком Павлом и неслужащим Петром досталось Пётру Петровичу Шаховскому. В состав имения вошло село Фёдоровское, деревни Ханево, Ревино, Петровское, Савкино, Сырково, Шилово, пустошь Зайково, полупустоши Микулкино, Труфаново и Черепицыно. 13 июня 1795 года Волоколамский уездный суд определил: «Для сведения и почитания за господином Шаховским зачисляется недвижимое имение, доставшееся ему по разделу и уступленное родительницей его Ириной Тимофеевной». (Несколько лет, начиная с 1811 года, частью этого имения владела полковница Марфа Петровна Навроцкая).

  В 1821 году, после смерти братьев Алексея и Петра и по разделу с братом Павлом имение наследовал Василий Петрович. К этому времени он стал очень состоятельным господином, имея множество наследственных и благоприобретённых имений в разных губерниях Центральной России. В молодости служил в Конной гвардии, в 1791 году в чине бригадира вышел в отставку и поселился в Москве. Незадолго до своей смерти в 1831 году Василий Петрович подал прошение в Московскую палату гражданского суда с просьбой утвердить полюбовный раздел его имения между наследниками. Причём он оговорил в прошении, что до своей смерти по-прежнему будет являться законным владельцем и главным распорядителем финансов. Фёдоровское имение было разделено на две части: деревни Савкино, Сырково и Шилово получила его старшая дочь титулярная советница Анна Васильевна Шиловская, а село Фёдоровское, деревни Ханево, Ревино, Петровское дочь-девица Надежда Васильевна Шаховская.

   Другая сестра Надежды, Мария Васильевна, в замужестве Васильчикова, умерла, оставив двух юных дочерей – Надежду 14 лет и Софью 12 лет. Опекуном девочек московский Опекунский совет назначил их отца, Николая Васильевича Васильчикова. По московским меркам сёстры получили довольно приличное образование. Отец нанимал им преподавателей. Их обучали  Закону Божьему, русскому, французскому, немецкому языкам, истории, географии, игре на фортепиано, танцам, пению, рукоделию. В 1845 году Софью выдали замуж за Дмитрия Сверчкова, сына бывшего дипломата Алексея Васильевича Сверчкова, через пять лет пошла под венец и её старшая сестра Надежда, женихом которой стал петербургский полковник Александр Александрович Эйлер первый [3]. Он был потомком знаменитого физика и математика Леонарда Эйлера.

   Родился Александр в семье артиллерийского офицера Иоганна-Александра-Кристофера-Леонарда Эйлера, генерала от артиллерии, члена Военного совета, получившего по своим трудам и заслугам диплом на Российское дворянство с гербом. Высокое звание отца дало возможность его детям получить хорошее воспитание и образование в государственных учебных заведениях. Старшая дочь, белокурая красавица Александра, фрейлина императрицы Александры Фёдоровны, окончила Екатерининский институт, Нина – также Екатерининский институт, Елизавета-Мария – Смольный институт, старший сын Николай – Пажеский корпус, Александр также окончил Пажеский корпус, из которого он в 1836 году был выпущен подпоручиком в лейб-гвардии Драгунский полк. Дослужившись до чина капитана, он переведён на службу в Военное Министерство. В 1856 году в чине полковника Александр Эйлер вышел в отставку.

   Княжна Надежда Васильевна Шаховская ещё при жизни передала права на имение Фёдоровское своей племяннице Надежде Николаевне Эйлер. К тому времени у Надежды Николаевны уже было трое детей: Надежда, Софья и сын Александр 2-й.

   Владельцы имения... умерли в сравнительно молодых годах. А. А. Эйлер скончался в 1872 году, его жена в 1876. Похоронили их на местном кладбище, и лишь после перестройки  церкви, когда под приделом св. Николая устроили семейный склеп, сын произвёл перезахоронения.

   Александр Александрович 2-й окончил в 1880 году юридический факультет Московского университета, женился на княжне Софье Николаевне Оболенской, дочери генерала Николая Сергеевича Оболенского,

Граф Александр Александрович и Софья Николаевна Эйлеры в день свадьбы. Усадьба Федоровское, 1880 г.

Граф Александр Александрович Эйлер и княжна Софья Николаевна Оболенская в день свадьбы. Усадьба Федоровское, 1880 г.

и в 1881 году поступил на службу в земство Волоколамского уезда. Избирался кандидатом предводителя; трижды избирался предводителем дворянства в уезде (1886 - 1894), являлся почётным мировым судьёй, попечителем училища в с. Фёдоровское.

   Волоколамское дворянство и купечество с уважением относилось к умному и интеллигентному предводителю. В 1893 году Волоколамская Городская Дума ходатайствовала перед Московским генерал-губернатором великим князем Сергеем Александровичем о присвоении Александру Александровичу Эйлеру звания Почётного Гражданина города Волоколамска.

   По представлению Сергея Александровича, 9-гo декабря 1893 года, император «Высочайше соизволил на присвоение Волоколамскому Предводителю Дворянства, Камер-Юнкеру Его Императорского Величества Надворному Советнику Эйлеру звания Почётного Гражданина гор. Волоколамска».

  На следующий год Александра Александровича переводят в Новгород на должность вице-губернатора.

Софья Николаевна Эйлер с детьми -  дочерью Софьей и сыновьями Михаилом и Сергеем. Новгород, 1900 г.

Софья Николаевна Эйлер с детьми - дочерью Софьей и сыновьями Михаилом и Сергеем. Новгород, 1900 г.

  Великий князь продолжал следить за карьерными успехами Эйлера и считал, что по своему опыту своим способностям он может работать на более ответственных постах. С этой целью он обратился с ходатайством к министру внутренних дел И.Л. Горемыкину: «Иван Логгинович. Принимая участие в Новгородском вице-губернаторе, статском советнике Эйлере, бывшим Волоколамским, Московской губернии, уездном предводителе дворянства и лично мне известном с самой хорошей стороны, как в смысле нравственности, так и служебных качеств, я несколько времени тому назад просил Вас иметь его в виду при открытии вакансий на должность губернатора.

   Получив ныне сведения, что на днях открывается несколько вакансий на должность начальника губерний и, возобновляя перед Вами моё ходатайство об Эйлере, я усердно прошу Вас оказать доброе содействие к назначению его губернатором в какую-либо губернию. Вполне уверен, что Эйлер, по своим способностям и приобретённой служебной опытности, с успехом оправдает оказанное ему доверие - назначив его на высокую и ответственную должность губернатора. Сергей. 27 октября 1897 г.».

   Но на ходатайство Сергея Александровича министр не отреагировал. Лишь в 1901 году, при другом министре, Эйлер получил должность губернатора Подольской губернии и уехал в Каменец-Подольск.

   В 1911 году он получил назначение в Петербург, где состоял в чине гофмейстера при Высочайшем Дворе, перед революцией стал членом Сената. Но где бы он ни находился, никогда не забывал Волоколамское земство, которому служил верой и правдой много лет, по-прежнему следил за состоянием народного образования в уезде, по-прежнему оказывал материальную помощь училищу, опекуном которого он являлся.

  Волоколамский учительский совет ценил заслуги А.А. Эйлера и ходатайствовал в 1907 году перед Московским губернским училищным советом о награждении попечителя училища в Фёдоровском действительного статского советника А.А. Эйлера «за материальные пожертвования для училища и внимание к нуждам училища в течение 25 лет». (Сумма пожертвований исчислена Земской управой в 2600 рублей; кандидаты награждались ведомственной серебряной медалью «За усердие».)

Граф Александр Александрович Эйлер с супругой Софьей Николаевной и детьми

Граф Александр Александрович Эйлер с супругой Софьей Николаевной и детьми

  После отъезда отца на государственную службу, хозяйственные заботы об имении легли на плечи одного из его сыновей Александра Александровича 3-его. Александр Александрович Эйлер 3-й, как и отец, окончил Московский университет. Он работал в адвокатуре, но вернулся в Волоколамский уезд и начал работать в земстве. Чтобы иметь возможность быть избранным в земскую управу или гласным от первого земского собрания, Эйлер-младший должен был обладать земельным цензом. С этой целью отец выделил сыну 200 десятин земли из 612 оставшихся в фёдоровском имении. В 1909 году его избрали председателем уездной земской управы, в 1910 году - почётным мировым судьёй. Осенью 1911 года земское собрание вновь избирает Александра Александровича председателем уездной земской управы на очередное трёхлетие 1912 - 1915. В 1915 году он был направлен на театр военных действий в качестве уполномоченного Красного Креста, заведовал 5-м врачебно-питательным отрядом Всероссийского земского союза помощи больным и раненым воинам. Позже стал председателем правления Московского земского банка.

   <…> В марте 1916 года Совет Государственного Дворянского Земельного банка выставил на продажу 200 десятин земли имения Фёдоровское (т.е. ту часть имения, что принадлежала Александру Александровичу-младшему) за несвоевременную выплату займа. Но это был не крах имения, а только сигнал, самое печальное и самое непредвиденное случилось через год: Россия шагнула в трагический 1917-й [4].

   В марте этого года Временное правительство назначило Эйлера-младшего губернским комиссаром Московской губернии, и он проработал в этой должности до 19 ноября 1917 года. Власть сменилась, заработал революционный трибунал. В мае 1918 года Московский совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов обвинил А.А. Эйлера в «сокрытии от Советских властей общественных денег» и дал указание всем уездным комиссарам задержать его. Эйлер добровольно явился в Следственную Комиссию, дал показания и подписку, после чего, получив разрешение губернского комиссара, выехал в Волоколамский уезд. Возможно, это было последнее свидание с Волоколамском и родным для него Фёдоровским. Рисковать далее не стоило - он вскоре уехал на Юг России к Деникину, а в 1920 году через Константинополь эмигрировал в Болгарию. Жил в Варне, незадолго до смерти переселился в Софию; похоронен на Центральном Софийском кладбище, на русском участке Парцель. Вдова А.А. Эйлера с тремя детьми эмигрировала в Швейцарию, где в настоящее время и проживают потомки этой семьи [5].

   Фёдоровское – усадьба довольно оригинальная. Она расположена обособленно от ближайшей деревни Ханево. К 1917 году усадьба занимала площадь в 13 десятин. ...Жилой комплекс состоит из усадебного дома, поставленного в центре планового квадрата и флигелей, помещённых по углам. Почти в центре усадьбы находится деревянный амбар..., а рядом с жилым комплексом расположена церковь, к северу от неё – хозяйственный корпус. Скорбященская церковь является редким типом культовой постройки в Подмосковье, в основе которой – центральный столб в виде восьмигранника и крестообразно расположенных приделов и алтаря. На протяжении всего XIX века церковный комплекс постепенно менял свой облик - в 1802 году к церкви пристроили колокольню, в 40-х годах её заменили новой двухъярусной в стиле итальянского ренессанса, в 1872 году соорудили кирпичную ограду с металлическими решётками (ограда не сохранилась).

   Значительные работы были проведены в 1882 году. …Правый и левый приделы сделали тёплыми, под приделом св. Николая (справа от входа) устроили семейный склеп. С постройкой трапезной произошли изменения в завершениях оставшихся приделов - глухие барабаны с главками были разобраны и кровли получили конусную форму…

    К концу 80-х годов колокольня дала осадку и в её стенах появились трещины. После обследования объекта староста и церковный клир подали прошение Московскому митрополиту на строительство новой колокольни. В 1884 году разрешение было получено, но строительство новой 4-х ярусной колокольни по проекту архитектора С.К. Родионова началось только в 1894 году, в двух саженях от прежней колокольни.  Высокая стройная колокольня удачно вписалась в церковный ансамбль. С трапезной она сообщается притвором, сквозной проход в нижнем ярусе колокольни образует удобную паперть. Архитектор сумел выдержать стилевое единство колокольни и церкви… Сейчас колокольня в действии, и как приятно услышать благовест, разливающийся с фёдоровского холма!

   Усадебный дом - прямоугольное кирпичное, неоштукатуренное 2-х этажное здание…

Дом усадьбы до революции

Дом усадьбы до революции

   Фасады не имеют ни вертикальных, ни горизонтальных членений. Балконы второго этажа утеряны, исчез и портик главного входа. Оконные проёмы выделены узкими штукатурными наличниками с замковым камнем, гладь стен завершается белокаменным карнизом со штукатурной фризовой частью… Торцевые стены имеют фронтоны с полуциркульными нишами и вписанными в них прямоугольными окнами [6].

   Флигели кирпичные, одноэтажные с полуподвалом, … построены в стиле классицизма с элементами палладианства. В обработке фасадов использованы пилястровые портики с фронтонами, медальонами, трёхчастными окнами. Карнизы стен сохранились частично, только под фронтоном пилястрового портика. Пилястры покрыты штукатуркой.

Дом усадьбы до начала восстановительных работ

Дом усадьбы до начала восстановительных работ

Дом усадьбы. Ведутся восстановительные работы. 2016 г.

Дом усадьбы. Ведутся восстановительные работы. 2016 г.

Дом усадьбы в настоящее время. Восстановительные работы продолжаются.

…Отдельные экземпляры лип бывшего парка уцелели. Главная аллея являлась когда-то частью подъездной дороги от деревни Ханево к усадьбе.

Часть главной аллеи из старых лип

Часть главной аллеи из старых лип

   Многочисленная гостеприимная семья Эйлеров была очень дружна между собой, пользовалась большим авторитетом в уезде, притягивала к себе не только близких родственников: Оболенских, Шиповых, Шиповых-Шульц, Башкировых, Тиличеевых, Сверчковых, но и соседей по уезду. Здесь нередко бывали члены семьи кн. Мещёрских, Гончаровых, Безобразовых, кн. Шаховских и др.

  Фёдоровское для «волоколамских» Эйлеров было действительно родовым гнездом. Здесь рождались дети, внуки, правнуки, здесь же, в семейном склепе Скорбященской церкви, нашли последний приют первые владельцы Фёдоровского из семейства Эйлеров, а также сестра Надежды Николаевны Эйлер Софья Николаевна Сверчкова.

В усадьбе Федоровское. На снимке: Софья Александровна Эйлер (сестра владельца), Софья Николаевна Сверчкова (урожденная Васильчикова), Александр Александрович Эйлер 2-й и его супруга Софья Николаевна Эйлер (урожденная Оболенская)

В усадьбе Федоровское на веранде дома: Софья Александровна Эйлер (сестра владельца имения), Софья Николаевна Сверчкова (урожденная Васильчикова), владелец имения граф Александр Александрович Эйлер 2-й и его супруга Софья Николаевна Эйлер (урожденная княжна Оболенская). Лето 1880 г.

Рядом с церковью был похоронен муж Софьи Александровны, ур. Эйлер, Сергей Антонович Шипов-Шульц [7].

    В 90-е годы ХХ века усадьба представляла печальное зрелище: от церковного комплекса осталась колокольня и центральный столп храма, 2 флигеля (из 4-х бывших) полуразрушены, усадебный дом лишился кровли, перекрытий, полностью погибли интерьеры, хозяйственные постройки разграблены и разрушены.

   В настоящее время в усадьбе находится подворье московского Богородице-Рождественского монастыря. Восстановлены приделы, алтари, притвор храма [8], церковь отапливается, на подворье проведен газ. В 2014-2016 гг. продолжается восстановление жилого комплекса.

В. И. Иванов

Статья опубликована 17 мая 2016 г.

Примечания:

  1. Родственниками Елены Владимировны Эйлер по матери являются представители родов Эйлеров и Оболенских, а предками по отцу – известный немецкий род Брунсов и легендарный русский генерал Михаил Григорьевич Черняев – генерал-губернатор Туркестана и главнокомандующий сербских войск, имя которого стало своеобразным символом единства и братства славян.
  2. Кирпичный завод и камнеобрабатывающая мастерская были построены ещё перед началом строительства церкви.
  3. Многие представители семьи Эйлеров носили имя «Александр». Проследим этот момент по «волоколамской» ветви: Александр Александрович 1-й, полковник Генштаба, имел родную сестру красавицу Александру Александровну, которая, по словам сестры А. Пушкина Ольги Сергеевны, по красоте и образованности могла составить конкуренцию Наталье Николаевне Гончаровой, и сына Александра 2-го, сенатора. Он имел сына Александра 3-го, председателя Волоколамской уездной земской управы, самого молодого в Московской губернии. Александр 3-й имел сына Александра 4-го, родившегося в Варне (Болгария) 12 октября 1929 года.
  4. По словам Е.В. Брунс-Эйлер, ее прадеда Александра Александровича Эйлера 2-ого арестовали и заперли в амбаре не местные крестьяне, а приезжие представители революционной власти. Окрестные жители любили семейство Эйлеров за их доброту и благодеяния краю.
  5. Потомки и родственники семьи Эйлеров проживают также в Москве, Симферополе и в Европе – не только в Швейцарии, но и во Франции и других европейских государствах. Тетя Елены Владимировны монахиня Ия подвизалась в монастыре Покрова Пресвятой Богородицы в Бюсси-ан-От (Франция).
  6. В 1997-1998 гг., когда обитель принимала подворье, дом усадьбы разрушался – остались только стены, кровля обвалилась, все интерьеры погибли.
  7. Сергей Антонович Шипов-Шульц – сын Надежды Павловны Шиповой, в замужестве фон Шульц, начальницы Царскосельского училища девиц духовного звания. После развода с первой женой Надеждой Дараган, ему «по Высочайшему повелению 11 апреля 1874 года, разрешено именоваться фамилией “Шипов-Шульц”». Семейство Шиповых-Шульц имело в деревне Матвейково Волоколамского уезда небольшое имение, где Софья Александровна была попечительницей земской школы. (В настоящее время указанная деревня находится в Шаховском районе).
  8. Действует придел святителя Николая Чудотворца. Главный придел в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» и придел в честь сщмч. Василия Херсонского находятся на реконструкции.

О семье графа Александра Александровича Эйлера 2-ого можно также прочесть в статье «Возвращение в дворянскую обитель» http://www.voloknews.ru/index.php?pid=4&theme=7&record_id=1516

   Использованы фотографии из архива обители, семейного архива Е.В. Брунс-Эйлер и статьи «Возвращение в дворянскую обитель» Е. Барановой-Эйлер.

Фотогалерея: