«Поминайте наставников ваших». Преподобный Кирилл Белозерский. День памяти — 22 июня. Часть 1

Прп. Кирилл Белозерский (1424 г., прп. Дионисий Глушицкий). Государственная Третьяковская Галерея. (Портал «Воскресный день»http://vsdn.ru/)

Чему может научить молчание? Если оно соединено с благочестивой жизнью, то очень многому. Сподвижники преподобного Сергия были в своей жизни немногословны. Но их можно назвать учителями от собственных дел, поэтому и каждое сказанное ими слово было действенным и ценилось слушающими. В их святом сонме находится преподобный Кирилл Белозерский, который, по некоторым сведениям, жил в нашей обители в 1390-х годах, соблюдая обет молчания.

  По свидетельствам историков, приведенным в книге Ю.Н. Буракова «Под сенью монастырей московских» и известного краеведа В.В. Сорокина, преподобный Кирилл Белозерский некоторое время жил в стенах созданного княгиней Марией Ивановной Серпуховской Рождественского монастыря. «В период между 1390 и 1397 гг. – пишет Ю.Н. Бураков, рассказывая о нашем монастыре, − сюда был вынужден поселиться на некоторое время Кирилл, известный деятель духовной культуры, бывший архимандрит Симонова монастыря, автор многих работ, направленных на укрепление единства Церкви и государства, власти великих князей московских. Сложив с себя архимандритство Симонова монастыря, он ушел в Белозерскую пустынь. Вскоре, из-за гонений епископа рязанского Сергия Азакова, принявшего архимандритство в Симоновом монастыре, Кирилл ушел оттуда и вынужден был поселиться в Рождественской обители, где соблюдал обет молчания» [1]. Не все историки и жизнеописатели преподобного Кирилла подтверждают эти сведения, однако подобное не исключено. Посмотрим, каким образом удивительная судьба архимандрита Симонова монастыря и белозерского пустынника могла быть связана с Рождественской обителью.

   Преподобный Кирилл Белозерский родился в Москве около 1337 года, в семье служившего при дворе великого князя человека, который был в родстве с несколькими знатными боярскими семействами. В Святом Крещении он получил имя Косма. В возрасте около 20-и или 25-и лет Косма лишился родителей и поступил на службу в дом к своему родственнику – боярину Тимофею Васильевичу Вельяминову (Арцыбашеву). Тимофей Вельяминов был одним из первых бояр при дворе великого князя Димитрия Иоановича. Боярин так полюбил честного, скромного и набожного родственника, что особо приблизил его к себе, позволил разделять с ним трапезу (сподобил «седания на трапезе с собою», как говорит житие преподобного Кирилла, написанное афонским иеромонахом Пахомием Сербом [2]). Он сделал Косму казначеем своего имения, то есть, как пишет академик Е.Е. Голубинский, своим вотчинным управляющим или дворецким [3].

   Еще при жизни родителей Косма достиг юношеского возраста, в котором в XIV веке обычно вступали в брак, однако он не женился. Молодой человек был расположен душой к монашеству, проводил подвижническую жизнь и постоянно думал о том, каким образом ему удалиться от мира и принять пострижение. Но боярин Тимофей Васильевич, который относился к нему как к доверенному лицу, ни под каким видом не желал его отпускать. Без согласия столь влиятельного человека, каким был Вельяминов, никто не отважился бы постричь его управляющего. Поэтому Косма оставался на службе у Вельяминова около пятнадцати лет. Он достойно выдержал долголетнее испытание веры или, вернее, доверия Господу, и сохранил твердую решимость идти по монашескому пути.

   Прошли годы, и Промысл Божий подарил Косме встречу с преподобным Стефаном Махрищским. Однажды всеми уважаемый игумен Стефан пришел к Тимофею Васильевичу по какому-то делу. Косма, улучив момент и оставшись наедине с игуменом, стал слезно просить его о постриге. Стефан, прозревший в нем Божьего избранника, решился исполнить его желание. И это ему, хоть и с большим трудом, удалось сделать.

  Великий князь Димитрий Донской и его родные не могли не знать родственника и управляющего имением боярина Вельяминова. Возможно, они принимали участие и в его судьбе. Ведь не случайно монах Кирилл (так назвали Косму в постриге) поступил именно в Симонов монастырь. Во-первых, в нем жили и подвизались ученики преподобного Сергия. И этой обители покровительствовал великий князь, который часто приезжал туда помолиться и на исповедь к настоятелю монастыря племяннику преподобного Сергия игумену Феодору. Впоследствии Феодор был возведен в сан архимандрита, а после стал архиепископом Ростовским.

   Игумен Феодор поручил брата Кирилла монаху Михаилу – будущему епископу Смоленскому. Старец Михаил был весьма опытен в духовной жизни. Кирилл предал себя в полное послушание духовному отцу, подражая ему в исполнении Божественных заповедей, молитвенных подвигах, воздержании, смирении. Он просил было у старца дозволения есть не каждый день, а принимать пищу через два или три дня. Но старец не разрешил ему этого, а велел соблюдать устав и ходить на общую трапезу, только есть не досыта.

  Читая по ночам псалтырь, старец брал с собой Кирилла, которому благословил молиться с ним и класть поклоны. Очень часто чтение псалтыри одним и полагание поклонов другим продолжалось всю ночь до утрени. Спал монах Кирилл мало и только сидя, не ложась в постель. Тем не менее, на все церковные службы он старался приходить в храм первым, усердно трудился на послушаниях. Во время своих монашеских подвигов под руководством старца Кирилл подвергался многим и различным искушениям, однако молитвы духовного отца покрывали его от бед.

  В конце 1383 – начале 1384 гг. Михаил был хиротонисан в епископа города Смоленска, а его ученик, с благословения игумена Феодора, был назначен на послушание в хлебную. Сам Кирилл пожелал трудиться на этом тяжелом послушании. Несмотря на труды и усталость, он ревностно упражнялся в подвигах: нередко простаивал на молитве по целым ночам, пищи принимал не более того, что совсем не упасть («не свалиться», как говорит житие) от голода, и ел лишь столько, чтобы не дать заметить своего поста другим инокам.

   Преподобный Кирилл был духовно близок великому игумену Троицкой обители. Приходя в Симонов монастырь, святой Сергий часто делал так, что, не заходя к своему родному племяннику, постриженику и настоятелю обители, отправлялся прямо в хлебную к монаху Кириллу для духовной беседы. И игумен с братией должны были приходить прямо в хлебную для первого приветствия дорогого гостя и наставника.

   Потрудившись долгое время в хлебной, преподобный Кирилл был послан игуменом на новое послушание в поварню. Здесь он достиг состояния внутреннего сокрушения и плача о грехах. В жаркой поварне, у огня, на котором готовилась пища, он говорил себе: «Терпи, Кирилл, этот огонь, чтобы сим огнем мог избежать тамошнего огня», то есть вечных мучений в аду.

   Слава преподобного Кирилла, как подвижника, имеющего благодатные дарования, день ото дня росла. Это очень тревожило и огорчало Кирилла. Он решил скрыть добродетели под видом юродства и начал вести себя странно и соблазнительно, вызывая насмешки братий. Игумен стал наказывать его епитимией поста на хлебе и воде, сорокадневного или более продолжительного. Преподобный Кирилл с радостью исполнял епитимии, так как именно такого образа жизни он и желал. Он вел себя так, чтобы получать все более и более продолжительные по сроку наказания и чтобы об его добровольном посте думали как о невольном. Это продолжалось до тех пор, пока игумен не понял истинного намерения Кирилла.

   Когда святой Кирилл пожелал более безмолвной и уединенной жизни, он обратился с молитвой к Божией Матери. Царица Небесная устроила так, как он желал. Игумен захотел написать одну книгу и возложил это дело на Кирилла, для чего он должен был трудиться в уединении в своей келье. Но, вопреки своим ожиданиям, преподобный не имел в келье такого умиления, как в поварне. Он снова стал просить Божию Матерь, чтобы Она возвратила его в поварню. Небесная Покровительница монастыря снова исполнила его просьбу. На послушании в поварне и хлебной преподобный Кирилл провел в общей сложности девять лет. Академик Е.Е. Голубинский пишет, что одним из подвигов святого было отсутствие теплой одежды, которую Кирилл отказывался брать и носить, вследствие чего он, перегревшись у печей днем, мерз ночью от холода [4].

   В 1387 году основатель и архимандрит Симонова монастыря Феодор был поставлен в епископы, а на его место был определен и возведен в сан архимандрита преподобный Кирилл. Не оставляя своих подвигов, святой стал усердно нести настоятельские труды. Архимандрит Кирилл относился ко всем братиям монастыря с одинаковой любовью, показывая пример смирения, кротости, трудолюбия, прощения обид. Святой имел благодатные дарования рассуждения, духовного утешения, прозорливости, исцеления и многие другие. Поэтому из весьма близкой к монастырю Москвы к нему во множестве приходили богомольцы, среди которых были князья и бояре, воины и простолюдины, миряне и монашествующие. Симонов монастырь традиционно посещал великий князь Димитрий с семьей. Вероятно, там бывал соратник Димитрия князь Владимир Храбрый, и, может быть, мать князя Владимира – основательница Рождественского монастыря.

  Стремясь к безмолвию, преподобный Кирилл решил отказаться от настоятельства и удалиться в келью. Но, пробыв несколько времени в келье, он не избавился от многочисленных посетителей из Москвы и других мест, искавших у него душевной пользы. Между тем, назначенный настоятелем архимандрит Сергий Азаков, видя, как к предшественнику стекаются отовсюду богомольцы, а его обходят вниманием, возымел к святому Кириллу сильную неприязнь. Тогда преподобный, по слову апостола Павла, дав место гневу (см. Рим. 12, 19), оставил Симонов монастырь.

  О дальнейшем месте нахождения святого Кирилла до ухода его в северные земли мнения историков расходятся. Некоторые из них считают, что он перешел в другой монастырь той же местности, называвшийся древним или старым – Старосимоновым. Эта обитель была построена ранее монастыря игумена Феодора. Существует и такое мнение, что святой жил несколько лет в Рождественской женской обители. Есть предположение, что в Белозерье он сначала не мог жить по причине гонений от епископа Сергия Азакова, и тогда Рождественский монастырь стал для него прибежищем, пока, его молитвами и подвигом, не стихла буря, поднятая врагом-диаволом в человеческих душах.

  В данный период жизни святого Кирилла все вышесказанное могло иметь место. Безмолвствовать в Старосимоновом монастыре было так же неудобно, как и в Симоновом. На основании данных, приведенных в трудах историков и краеведов, таких как В.В. Сорокин, Ю.Н. Бураков, можно предположить, что, по приглашению духовных детей и доброжелателей, святой Кирилл переселился под кров Рождественской обители.

  В те времена было допустимо проживание в женском монастыре священнослужителя-монаха - игумена или архимандрита преклонных лет, в качестве наставника монастырских насельниц. Только в ХVI столетии, после того, как в 1503 году устройство обителей с игуменьей во главе было узаконено на Московском Соборе и в 1528 году подтверждено на частном Соборе архиепископом Новгородским Макарием, было положено «отвести игуменов в мужские монастыри (из женских) » [5].

   Если преподобный Кирилл находился какое-то время в Рождественском монастыре, то сестры могли пользоваться его наставлениями или назидаться его безмолвием и праведной жизнью. Преподобный Кирилл всегда молился за великого князя Димитрия, его близких и их благочестивые начинания. Святой обладал той широтой и глубиной всеобъемлющей любви и силой действенной молитвы, которая преображает жизнь многих. Близость Радонежским святым и устроителям Рождественской обители позволяет считать преподобного Кирилла Белозерского небесным покровителем нашего монастыря .

Сост. Игумения Викторина (Перминова)

/Материал из архива сайта/

 

«Поминайте наставников ваших». Преподобный Кирилл Белозерский. Часть 2

 

Иллюстрации с портала «Воскресный день» http://vsdn.ru/ и из архива сайта монастыря

Примечания:

[1] Бураков Ю.Н. Под сенью монастырей московских. М., 1991. С. 199-200.

[2] См.: Преподобные Кирилл, Ферапонт и Мартиниан Белозерские / Сост. Прохоров Г.М., Водолазкин Е.Г., Шевченко Е.Э. СПб.: Глагол, 1993. С. 58.

[3] Голубинский Е. Е., акад. Преподобный Кирилл Белозерский (из неизданной главы "Монашество" 2-го полутома II тома «Истории Русской церкви», готовящейся к изданию в наст. вр.) http://www.golubinski.ru>russia/kirill/htm

[4] Голубинский Е. Е., акад. Преподобный Кирилл Белозерский (из неизданной главы "Монашество" 2-го полутома II тома «Истории Русской церкви», готовящейся к изданию в наст. вр.) http://www.golubinski.ru>russia/kirill/htm

[5] Православные обители России. Москва. Путеводитель М., Сретенский монастырь, «Правило веры», 2000. С. 254.

[6] Сведения из жития святого Кирилла Белозерского взяты из следующих источников: Пахомий Серб Святогорец, иером. Житие и и подвизи преподобнаго отца нашего игумена Кирилла // Преподобные Кирилл, Ферапонт и Мартиниан Белозерские. Сост. Прохоров Г.М., Водолазкин Е.Г., Шевченко Е.Э. СПб.: Глагол, 1993. С. 50-167; Голубинский Е. Е., акад. Преподобный Кирилл Белозерский (из неизданной главы "Монашество" 2-го полутома II тома «Истории Русской церкви», готовящейся к изданию в наст. вр.) http://www.golubinski.ru>russia/kirill/htm