«Нам есть чему поучится у пчел!»

Каждый год подворье Богородице-Рождественского монастыря встречает медовый и яблочный Спас со своим медом и яблоками...  

Игумения Викторина с сестрами на подворье монастыря

Игумения Викторина с сестрами на подворье монастыря

   Замечательный яблоневый сад есть в самом монастыре, расположенном в центре Москвы, неподалеку от Кремля. Но на монастырском подворье в селе Федоровское Волоколамского района, кроме яблок осенних сортов – Московская грушовка, антоновка «Богатырь»,– растут сливы и виноград. Клубника, малина, смородина, ирга, жимолость – словом, то, что содержит большое количество полезных веществ, здесь тоже созревает. Ну и конечно, сестры ухаживают за огородом, где есть все необходимое для простой и полезной трапезы: картошка, морковка, свекла, помидоры, кабачки, огурцы. Этот уголок подмосковной земли не просто живописный – он экологически чистый. Здесь на реке можно увидеть бобров, присутствие которых, согласно утверждениям специалистов, свидетельствует о здоровой окружающей среде. По весне на подворье традиционно возвращаются аисты – родители и дети. Их «зимние квартиры» где-то в Африке или Индокитае, в Корее или на Цейлоне, а летние – здесь, на российских просторах.
   Наблюдать за красивыми крупными птицами интересно. Особенно трогательно выглядит шествие аистов за трактором...

Наши аисты. Фото В. Ходаков

Наши аисты. Фото В. Ходаков

     По словам настоятельницы обители игумении Викторины (Перминовой), воздух на подворье вкусный. И сестер, если те начинают заболевать, она направляет сюда.

Богослужение в праздник Происхождения (Изнесения) Честных Древ Животворящего Креста Господня на подворье

Богослужение в праздник Происхождения (Изнесения) Честных Древ Животворящего Креста Господня на подворье

Освящение меда

Освящение меда

   В праздник Происхождения (Изнесения) Честных Древ Животворящего Креста Господня, после богослужения в восстанавливаемом храме подворья в честь иконы Пресвятой Богородицы «Всех скорбящих Радость», матушка Викторина познакомила нас с монахиней Серафимой (Сосниной), несущей послушание пчеловода. Сообщила при этом, что мать Серафима – человек болезненный, но здесь забывает про свои хвори.   
   Монахиня Серафима прошла в родной обители через общие послушания, а это – пчеловода – возникло как благословение приснопамятного духовника монастыря протоиерея Бориса Николаева. Зная о ее слабом здоровье, батюшка благословил заниматься пчелами, после того как было получено благословение Святейшего Патриарха Алексия II на создание монастырской пасеки. Вместе с другой сестрой мать Серафима стала ходить на специальные курсы при ветеринарном институте и поначалу, о чем сегодня вспоминает с улыбкой, задавала преподавателю глупые вопросы: «А что такое дымарь?», «Что такое летки? С какой стороны они в улье находятся?» Понимая, что благословение игумении и духовника на послушание есть не что иное как воля Божия, она в то же время не предполагала, что сможет так сильно его полюбить. Но приступив к практике после окончания курсов, увидела своими глазами и высоко оценила удивительные качества пчел, на пример жизни которых указывает и Священное Писание. Их необычайное трудолюбие, деловитость, целеустремленность, жертвенность просто поражают.  

Сестра-пчеловод срезает медовую печатку с сот

Сестра-пчеловод срезает медовую печатку с сот

     – Мне, например, жизнь пчелиной семьи напоминает большой благоустроенный женский монастырь, – делится наблюдениями монахиня Серафима. – В монастыре подвизается единая духовная семья, где игумения является матерью для всех сестер. И улей – это также единая семья, а матка – мать улья. Как писал преподобный Феодор Студит одной из игумений, имея в виду сестер: «...пусть следуют разумно и пасутся богоприлично, дыша только тобою одной и признавая тебя истинной своей матерью...» Так и в улье то же самое происходит: пчелы живут маткой, они ее чувствуют, стараются приблизиться к ней, берегут ее. Весь ритм жизни задает матка. У пчел есть устав, данный им Господом, и они никогда его не нарушают. У них имеется четкое распределение обязанностей, которые они несут свято, как послушание. Что еще мне очень нравится, так это их сплоченность. Каждая из пчел выполняет свою функцию, но если появляется общая задача – будь то медосбор или строительство сот, все переключаются на нее. Смотрю на их жизнь, трудовую деятельность и думаю, что это действительно образец для монашествующих. Нам есть чему поучиться у пчел! Интересно также за ними наблюдать во время зимовки: старое поколение жертвует собой, чтобы сохранить молодое и матку. Пчелы зимуют в клубе. Это такой шар, в центре которого находится матка и вокруг нее группируются молодые пчелы. А корку клуба составляют старые пчелы. Они могут погибнуть из-за холода или по причине того, что им меньше корма достается, но при этом делают всё, чтобы молодые пчелы выжили, встретили весну. То есть идут на самопожертвование во имя будущих поколений... 

   Так и в хороших монастырях, убеждена мать Серафима, старое поколение монашествующих заботится о молодом. Пожилые опытные монахини стремятся брать на себя то, что тяжелее, стараются укрыть молодых сестер от невзгод, многое им объясняют, во многом помогают.
   Лекции специалистов на институтских курсах, богатая учебная литература по разведению, содержанию и лечению пчел, разумеется, дали многое. Теорию знать необходимо. Но в то же время разница между нею и практикой оказалась огромной. Монахиня Серафима вспомнила в нашем разговоре слова святителя Феофана Затворника из его письма к духовной дочери, что «теория похожа на придворную даму, а практика на медведя из лесу». С «медведем из лесу» она встретилась в 1999 году, когда на подворье появилось первых два улья. Затем монастырю подарили еще два. Сегодня их около сорока. Из них около двадцати семей медоносные, остальные же, как говорится, работают на перспективу: станут дарить этот уникальный целебный продукт в будущем.

Матушка и сестры идут в трапезную с освященным медом

Матушка и сестры идут в трапезную с освященным медом

    Сестры, приезжающие на подворье потрудиться, подышать свежим воздухом, несмотря на множество своих послушаний, матери Серафиме в помощи не отказывают. Особенно – в экстремальных ситуациях. 6 июля 2012 года на водохранилище прорвало плотину, из-за чего уровень воды в реке поднялся, а потом началось наводнение. Это был пятничный вечер, что сильно осложнило ситуацию, поскольку на телефонные звонки матушки и сестер из монастыря в разные службы почти никто не откликался. Люди ушли на выходные. Те же, кто снимал трубку, пытались успокоить звонивших: мол, дожди идут, паводок, ничего страшного не случится. Но страшное случилось: в считанные минуты затопило долину, ульи понесло течением. Правда, сестры, находившиеся на подворье, сразу почуяли беду и начали перетаскивать тяжеленные ульи повыше. 
    – По милости Божией нам помог святой Иоанн Предтеча, – сказала мать Серафима. – Не имея человеческой помощи, мы возопили ко Господу, Пресвятой Богородице и Крестителю Господню, потому что все случилось накануне его Рождества. На следующий день должна была совершаться праздничная службы, мы еще переживали: как прихожане попадут в храм, если мост затопило – воды на нем по колено? Матушка отправила нам на помощь машину с сестрами, однако ждать часа два, пока они доберутся из Москвы, было невозможно. Помощь пришла с неожиданной стороны: в сельское поселение Ярополец на срочный вызов ехали сотрудники пожарно-спасательного подразделения МЧС России. Увидев разлив реки, они решили посмотреть, можно ли проехать по мосту. Уже с моста разглядели нас, плавающих в воде с пчелиными ульями. Третья наша сестра их встретила и попросила помочь спасти пчел.
   Неожиданные помощники сделали, что смогли, а затем отправились в Ярополец. 20 ульев удалось во время бедствия спасти, 7 уплыли по реке. Пчелы из спасенных ульев все переболели. И до сих пор болезни, которые лечатся тяжело, медленно, не оставляют некоторые пчелиные семьи. К счастью, это на качестве меда не отражается, и для человека пчелиные болезни не опасны. По благословению матушки игумении, монахиня Серафима обращается к тем или иным специалистам – ветеринарам, пчеловодам. Господь посылает людей, с которыми можно посоветоваться.

На монастырской пасеке

На монастырской пасеке

   Что касается переживаний, связанных с бедой в 2012 году, они не забылись и по сей день. Но в то же время сестры считают, что если Господь послал это испытание, значит, Всевышний хотел, чтобы монашеская семья приняла ситуацию как волю Божию. И она приняла, увидев плюсы и минусы своей духовной жизни, свои немощи и силу. А главное – увидела жертвенность приехавших тогда из монастыря сестер, которые всю ночь трудились – поднимали ульи еще выше, в безопасное место. Затем на рассвете, несмотря на усталость, вместе с матерью Серафимой пошли вдоль реки искать уплывшие по ней ульи...    Монахиня Серафима часто вспоминает и о другом событии, называя его маленьким чудом. В который раз она убедилась: благословение матушки – великая сила. Получишь благословение на что-то, и сразу в голову приходят нужные решения, трудные дела управляются. Как раз был канун праздника в честь Тихвинской иконы Божией Матери. Духовник обители протоиерей Борис Николаев (а он родом из Пскова) особо чтил Тихвинскую икону Пресвятой Богородицы. В то время батюшка находился на подворье, где храм еще не восстановили, поэтому службы проводились келейно. 
   – Мы вспоминаем нашего батюшку как образец послушания, – говорит мать Серафима. – Они с матушкой были единодушны во всем, но батюшка вел себя как правильный классический духовник женского монастыря и всегда брал у матушки игумении благословение на совершение того или иного дела. В тот раз он взял у нее благословение отслужить всенощную. Матушка также благословила сестер, чтобы они пришли с послушаний помолиться вместе с отцом Борисом. А у меня вдруг возникла проблема: из улья вышел рой и повис на дереве. Это трудный момент для пчеловода, потому что после деления пчелиная семья слабеет. Я подумала: что мне делать? Рой снимать или идти на всенощную? Позвонила матушке в монастырь, она благословила идти на всенощную, потому что это событие совершенно особенное. Батюшка когда молился, то чувствовалась близость Небесного мира, присутствие Божие, святых. И знаете, на всенощной я как-то успокоилась, положилась на Господа. А после, придя к своим пчелам, увидела чудо, в которое не сразу поверила. Вообще рой, если выходит из улья, то забывает, откуда вышел. Он туда уже никогда не возвращается – уходит в другое место. А тут вернулся! Матка еще в питомнике была помечена специальным лаком, и вот ее-то с пчелиной семьей я и увидела в их родном улье. Так не бывает, но было! Я уверена, что это случилось по молитвам отца Бориса и благословению матушки игумении.
   На курсах по пчеловодству учащимся говорили, что первый пункт в работе с пчелами – это преодоление страха перед ними. Однако преодолеть страх невозможно, если ты не полюбишь эти живые существа. На первых порах мать Серафима просто приучала себя к тому, что ей необходимо работать с ними спокойно, с любовью, правильно себя настраивать. Ведь, как им учителя объясняли, пчелы чувствуют, если человек приходит раздраженный или испытывает какие-либо другие отрицательные эмоции. Пчелам это передается, они начинают вести себя агрессивно. Со временем монахиня-пчеловод, увидев их высокоорганизованную жизнь с поистине сестринским отношением друг ко другу и особо бережным отношением к матке, по-настоящему полюбила эти мудрые творения Божии. И хотя она по-прежнему не отличается крепким здоровьем, но послушание пчеловода, признается мать Серафима, не позволяет ей расслабляться. Как проходит ее день на подворье? Вот подробный рассказ моей собеседницы:
   – На подворье, как и в монастыре, я живу по монастырскому уставу, но мне дается благословение (в связи с сезонными работами на пасеке) читать молитвенное правило в удобное для меня время. Встаю здесь в четыре утра. Читаю правило, сколько успеваю, остальное дочитываю в течение дня. В первой половине дня работаю на пасеке и стараюсь вовремя приходить на трапезу. Во второй половине дня либо работаю на пасеке, либо занимаюсь откачкой меда, срезанием сот и другими необходимыми делами. Послушание в монастыре принято исполнять с молитвой. В середине дня нам благословляется краткий отдых, однако у меня не всегда получается сделать передышку. Но благословение трудиться в это время, если возникает такая необходимость, у меня есть. А заканчивается день завершением молитвенного правила, духовным чтением. Как ответственная за сайт монастыря я стараюсь выкроить время и для работы с сайтом – хотя бы раз в неделю. Несколько раз в неделю на подворье совершаются богослужения (осенью и зимой чаще, чем летом), и я обязательно на них бываю. 

*** 

   Когда митрополит Истринский Арсений, первый викарий Святейшего Патриарха Московского и всея Руси (в то время архиепископ) впервые приехал с игуменией Викториной в село Федоровское, он увидел остатки каменного храма, построенного в имении князей Шаховских во второй половине XVIII века. И еще непролазную грязь вокруг. Владыке пришлось надеть резиновые сапоги, чтобы пройти по земле, которую монастырь собирался оформлять под свое подворье. Первое, что сделали матушка и сестры после оформления документации и передачи храма в безвозмездное пользование, – стали восстанавливать церковь. И посадили яблоневый сад.  

Подворье. Август

Подворье. Август

  Сад хорошо плодоносит, сестры делают сок, варят варенье. Да и просто яблоки любят все. А мед... Он тоже идет на трапезу – насельницам обители и учащимся двух воскресных школ при монастыре (для детей и взрослых). Немного меда поступает на продажу – по просьбам прихожан. И еще через благотворительный социальный Центр «Милосердный самарянин», также существующий при обители, мед попадает в малоимущие и многодетные семьи и в детские дома Мичуринска Тамбовской области, где при храме в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» открыт филиал Центра. 

Нина СТАВИЦКАЯ

Фотограф: Владимир ХОДАКОВ

Источник: http://monasterium.ru/publikatsii/stati/nam-est-chemu-pouchitsya-u-pchel/